Перейти…
Событие - Новости из первых уст

Wednesday, July 17, 2019

Хуже, чем выборы, или лучше, чем ничего?


Хуже, чем выборы, или лучше, чем ничего?30 января в Ираке прошли выборы в Национальное собрание, которое будет работать над проектом конституции. Членам собрания также предстоит назначить президента и правительство Ирака. На 275 мест во временном парламенте страны претендовали 7673 кандидата, представляющих 9 политических блоков и 75 партий, и 27 независимых кандидатов. Также прошли выборы в
30 января в Ираке прошли выборы в Национальное собрание, которое будет работать над проектом конституции. Членам собрания также предстоит назначить президента и правительство Ирака. На 275 мест во временном парламенте страны претендовали 7673 кандидата, представляющих 9 политических блоков и 75 партий, и 27 независимых кандидатов. Также прошли выборы в курдский парламент и парламенты провинций.

Автор: Руслан Мансуров

\'С

Если подойти к тому, что произошло, вполне серьезно и назвать его народным волеизъявлением, то такого же определения можно удостоить и так называемые выборы мэра Мукачева, президента Чечни или второй тур украинских президентских выборов. Если же оценивать политику как искусство возможного, тогда не так режет глаза то, что в Ираке происходило, как реакция мирового сообщества.
Когда избирательные участки закрылись, высший комиссариат по проведению выборов сообщил, что проголосовали 72% избирателей. Эта цифра сразу же вызвала недоумение, поскольку во многих городах, прежде всего в тех, где проживают сунниты, явка была минимальной. Проголосовало всего 6% суннитов. Причем есть данные, что во многие поселки, например в 400 населенных пунктов в районе города Мосул, вообще забыли завезти урны и бюллетени. В понедельник, учитывая всю критику и недоумение, которое вызвало сообщение о 72 процентах, высший комиссариат скорректировал цифру, назвав уже явку 60 процентов избирателей. Чиновники объяснили, что ошиблись и что объявили о 72-процентной явке, опираясь на хорошие данные, поступившие из шиитских и курдских районов, и еще не зная о полном провале выборов в «суннитском треугольнике».
60 процентов — это на 7 процентов больше, чем предсказывали аналитики до выборов. Перед нами тот случай, когда к цифрам аналитиков больше доверия, чем к официальным данным. Самая высокая явка зафиксирована в иракском Курдистане. Там одновременно с выборами в Национальную ассамблею избирались депутаты местного законодательного органа. Также, по некоторым данным, в Курдистане в нарушение иракского законодательства и без согласования с иракским центризбиркомом в бюллетени внесли вопрос о независимости Курдистана. Американская администрация, оказывается, об этом знала, но не вмешалась. Естественно, явка избирателей в этой ситуации была максимальной. А вот в суннитских городах Эль-Фаллудже, Рамади, Самарре, Тикрите голосование фактически провалилось из-за низкой явки избирателей. В большинстве населенных суннитами городов выборов в Национальное собрание Ирака просто не было. Из 50 тысяч жителей Тикрита — родного города Хусейна — на участки пришли всего 400 смельчаков. Не лучшими оказались результаты и в Мосуле — третьем по величине городе Ирака. Из четырех избирательных участков, расположенных в суннитских районах центрального Багдада, не открылся вообще ни один. По сообщениям корреспондентов международных информационных агентств, во всем «суннитском треугольнике» наблюдалась одна и та же картина — пустующие участки, пачки незаполненных бюллетеней и безлюдные улицы.
Как известно, история многих гражданских войн и конфликтов начиналась именно с бойкота национальных выборов одной из этнических групп, проживающих в той или иной стране. С этой точки зрения иракские выборы могут вовсе не закрыть, а открыть очередную трагическую главу в истории этой страны — ведь сунниты проигнорировали их не только и не столько в страхе перед заявлениями того же Заркави, пообещавшего убить всех, кто примет участие в выборах. Сунниты бойкотировали мероприятие вполне осознанно и целенаправленно, а это значит, что они не намерены признавать легитимность избранного органа, формируемого им правительства и разрабатываемой конституции. Таким образом, ситуация с курдами и суннитами закладывает своего рода мину замедленного действия под будущее Ирака, поскольку сунниты практически исключены из политического процесса, а курды подумывают о возможном отделении, и такая ситуация создает все предпосылки для продолжения гражданской войны в новом формате даже после ухода американских войск.
Разумеется, суннитская Исламская партия Ирака заявила, что прошедшие выборы не отражают реальное представительство, поскольку большая часть суннитской общины Ирака в голосовании участия не принимала. Представитель ИПИ Насер Айеф аль-Ани заявил, что на некоторых суннитских территориях Ирака у избирателей просто не было возможности проголосовать. А вот Объединенный иракский альянс — основная иракская партия шиитского толка, принимавшая участие в выборах, уже заявила о том, что добилась хороших результатов. Представитель ОИА сообщил, что они надеются получить не менее 45 процентов голосов из 275 мест в Национальной ассамблее Ирака. По его словам, в регионах ОАИ выигрывает со значительным перевесом, взяв 90 процентов голосов в Неджефе и 80 процентов в Басре. Но пока из официальных источников никакого подтверждения этому не поступало.
Впервые за полвека иракцы голосовали не за одну правящую партию, каковой с 1979 года являлась партия «Баас», а за многопартийный парламент. Впрочем, ради безопасности имена многих кандидатов не разглашались, и люди не имели представления, кого именно они выбирают. Следует добавить, что на 8 миллионов проголосовавших приходится несколько десятков погибших и сотни раненых — таков итог сомнительного мероприятия, затеянного оккупационной администрацией. В разных городах страны люди гибли в результате взрывов, совершенных террористами-смертниками в зоне избирательных участков, а также минометных обстрелов. Только в Багдаде совершено как минимум пять терактов.
Cоюзники Ирака радовались выборам чуть ли не больше самих граждан страны. Президент США Джордж Буш выступил со специальным заявлением, в котором назвал состоявшиеся выборы «огромным успехом», и добавил, что иракские избиратели сказали «нет» идеологии террористов и боевиков. Британский премьер-министр Тони Блэр заявил, что выборы в Ираке нанесли удар по терроризму во всем мире, а генеральный секретарь ООН Кофи Аннан назвал выборы первым шагом к построению демократии в Ираке.
Только Иран увидел в иракском голосовании повод для того, чтобы «поставить заслон перед оккупантами». Что касается остального мирового сообщества, то ключевые державы предпочли оптимистичный тон в отношении самого волеизъявления и обошлись без критики в адрес США, организовавших его. Смысл речей мировых лидеров, в том числе руководителей России, Франции, Германии и их министров, сводится к тому, что выборы в Ираке — это шаг в сторону демократии, хоть голосование и проводилось в сложных условиях, и нужно далее работать в плане консолидации иракского общества. Ни одно из государств не поставило под сомнение объявленную 60-процентную явку избирателей (примерно столько людей, а то и меньше ходят голосовать в демократических странах). Многие, включая Россию, побоялись снарядить внушительную команду наблюдателей на первые многопартийные выборы в истории Ирака. Поэтому «голос свободы из самого центра Ближнего Востока», как назвал иракские выборы Джордж Буш, был услышан миром лишь в интерпретации самого американского президента.
Нынешнюю спокойную (в сравнении с предвыборной) реакцию России и ряда других стран можно объяснить относительно малой кровью, пролитой в день голосования. С другой стороны, лидерам России, Франции и Германии, руководству НАТО и Европейского Союза в этом месяце предстоят переговоры с Бушем. Подготовкой его европейского турне уже занялась Кондолиза Райс, которая в ближайшее время отправится за океан. Затянувшаяся пауза в политических отношениях с США (из-за того же Ирака), а также демонстрация Вашингтоном силы в отношении Ирана побуждает «старую Европу» в лице Жака Ширака и Герхарда Шредера действовать более осмотрительно. Путин также не склонен раздражать Буша накануне братиславского саммита.
Президент Росии на заседании правительства сделал даже несколько акцентов в этой связи. «Условия, в которых готовились выборы в Ираке, были очень сложными. Вместе с тем это шаг в правильном направлении, позитивное событие», — сказал он. Кроме того, Путин дал МИДу важное поручение. «Прошу вас выстраивать работу всех наших ведомств таким образом, чтобы все наши усилия были направлены на нормализацию ситуации в Ираке и вокруг него и на защиту наших интересов в этой стране. У нас там есть чем заниматься», — сказал президент, обращаясь к главе МИДа Сергею Лаврову. Впрочем, нельзя исключать, что по мере подсчета голосов в Ираке будут возникать новые скандалы, конфликты и проблемы. Соответственно взгляд мирового сообщества на выборы может становиться более критичным. Отъезд Буша из Европы также даст повод иным государственным деятелям высказываться об Ираке более остро.
Напомним, что Национальная ассамблея Ирака, сформированная по результатам выборов, должна подготовить проект конституции. Если документ будет одобрен, то в декабре 2005 года иракцы должны будут выбрать постоянное правительство. Интересно, будут ли декабрьские события больше похожи на настоящее всенародное волеизъявление, чем спектакли времен Саддама или тот, что затеяли в Ираке в прошлое воскресенье?

©2005 Событие http://www.event.interami.com
©2005 ИнтерАМИ http://www.interami.com

Больше историй из Украина

About writer,